Pino, almost human.
Я заглянул к себе ночью в окно. И увидел что меня там нет. И понял что меня может не быть. (с) Владимир Бурич
Время идёт, а мне всё так же нужно совсем мало. И я смеюсь в лицо всем тем, кому нужно хоть чуть-чуть больше. Потому что мне всегда достаточно услышать 2-3 искренних добрых слова, чтобы быть счастливым. Единственное затруднение - это должны быть слова от того, кто мне не безразличен. И сказаны они должны быть в строго определённую минуту.
Когда в очередной раз покажется, словно в моей голове гигантская трещина. Когда будет очевидно наличие такой трещины во всём моём крохотном, но очень важном мире. Когда будет казаться, что неконтролируемую истерику, потоки слёз и душераздирающие крики уже не остановить. Когда в очередной раз я буду молчать, но моё сердце будет биться с такой силой, словно внутри меня всё превратилось в один неистовый вопль. Когда, в конце концов, огромная бездна отчаяния разверзнется, чтобы поглотить всё, что я есть.
Я вижу в таких словах идеальный способ своего спасения. Хотя лично для меня же самого всегда оставалось загадкой, как эту минуту найти. И удержать, и как в эту минуту вот так ловко подобрать слова и успеть их сказать. Особенно если человек, подобно мне, молчит. И я быть может даже вижу, как его изнутри пожирает горе, но я всё равно не решусь сказать. Потому что я никогда ни в чём не уверен до конца.
Но так уж получилось, что иногда люди догадываются. Или просто случайно попадают в точку, хотя на самом деле просто пытались выразить свои чувства. Было бы круто, если бы этих случайностей было больше.
Но перейдём к одному конкретному случаю. Либо это была случайность, либо просто меткая догадка, но важно другое. Это было искренне.
В тот момент у меня возникло ощущение, что все трещины, очевидные и не очень, пропали. Что внутренний вопль стих, слёзы больше не будут литься, никаких истерик. Полный штиль. После чего, я чувствую (как бы глупо и ванильненько это сейчас не прозвучало), словно моё сердце было вновь залатано, новые батарейки кто-то поставил ну и типа того.

Это самое прекрасное спасение.